Почему российская пшеница вытесняет американскую и чем нам это грозит

0
310

Газета деловых кругов Wall Street Journal опубликовала статью «Возрождение российской пшеницы оттесняет США». В максимально тревожных тонах в статье говорится, что ассоциация производителей пшеницы США объявила о намерении в декабре закрыть свое представительство в Египте, который является одним из основных импортеров пшеницы в Северной Африке. «Мы буквально не в состоянии конкурировать по цене пшеницы на этих рынках с Россией», — пояснил представитель ассоциации Стив Мерсер.

«Если американских фермеров лихорадит, то это их проблемы на фоне большого урожая в России, который будет порядка 130 миллионов тонн, по пшенице — 83 миллиона тонн», — цитируют РИА Новости ответ министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева на вопрос журналистов, что он думает по поводу сообщений о нервозности американских зерновиков.

Урожай действительно большой. Аналитик рынка Андрей Сизов, которого также цитирует Wall Street Journal, считает, что это следствие торжества рыночных отношений в полеводстве.

Основной конкурент на рынке зерна дрогнул, это победа? Мнения участников рынка внутри страны менее радужны. Президент Союза пекарей Валерий Чешинский сдержанно комментирует, что в Северной Африке продается зерно того качества, которое там востребовано. Иными словами, на лепешки годится, ибо качественный хлеб там не очень и нужен. Академики РАН Анатолий Алтухов и Юрий Лачуга объясняют, что разница в цене пшеницы первого класса (высшего качества) и четвертого — доли процента, но низкокачественная пшеница не требует значительных затрат и приносит больше дохода. Налицо дисбаланс экономического регулирования, потому в урожае практически нет пшеницы первого и второго классов, а третий — стремительно сокращается даже на Кубани.

Аркадий Гуревич, президент Союза мукомольных и крупяных предприятий, сетует на рост рисков в связи с высоким урожаем и общим падением доходности зернового бизнеса. Он и Чешинский подписали письмо Владимиру Путину с сообщением о падении цен на зерно в ряде регионов ниже себестоимости и предложением выделить льготные кредиты мукомолам для выкупа более четырех миллионов тонн пшеницы и выработки муки. Логика предложения в том, что на экспорт нужно поставлять муку — продукт с добавленной стоимостью. Давно не секрет, что Турция — первый в мире экспортер муки — делает ее из дешевого российского зерна. На втором месте по экспорту муки Казахстан, там свое зерно. России в этом списке нет. Почему? Ответ кроется в письме, которое авторы обращения к президенту РФ получили из… департамента экономики МСХ РФ: денег нет.

Идут десятки совещаний, делаются предложения о бесплатной доставке зерна из Сибири по железной дороге, газеты пестрят проблемными материалами, но доходность продолжает падать, а так нужные именно сейчас закупочные интервенции обещают не ранее 2018 года.

Основной конкурент на рынке зерна дрогнул, это победа?

На фоне информационного шума почти незамеченной прошла информация о покупке германским агрохимическим и фармацевтическим концерном Bayer американского монстра биотехнологии — компании Monsanto, мирового лидера производства гербицидов специально для сопровождения ГМО-растений и собственника патентов на модифицированные семена кукурузы, сои, овощей. В этом списке нет только пшеницы. Пока. Цена сделки 66 миллиардов долларов — больше, чем годовой оборот всего мирового рынка средств защиты растений. Семью годами ранее эта же компания купила селекционные программы пшеницы в Мироновке (Украина). Эта географическая точка стала известна еще в 60-е годы по названию пшеницы «мироновская 808» селекции Василия Ремесло. Пшеница из Мироновки стала основой многих новых сортов в СССР, Европе, США и Канаде, возделывалась на площадях свыше 20 миллионов гектаров. «Приобретение этого генофонда позволит нам значительно усилить достижения в селекции пшеницы в мире», — цитировали семь лет назад руководителей Bayer.

О чем говорит такое поглощение? В 70-е годы СССР проспал слияние семеноводческих, химических и фармацевтических концернов в мире, благодаря чему произошел рывок в биотехнологиях с выходом на ГМО, семена которых придется покупать каждый год, ибо их размножение фермерами и повторное применение жестко пресекается. Сейчас на наших глазах происходит событие высшего порядка, только уже с прицелом на мировую монополию над пшеницей — сакральным продуктом для жителей планеты. Это стратегический проект овладения продовольственным рынком.

Противопоставить такой экспансии необходимо активные инвестиции в отечественную селекцию и биотехнологии. Попутно с этим следует экономически стимулировать зерновиков выращивать пшеницу более высоких кондиций, они, собственно, всегда и составляли славу российских хлебов на мировых рынках. Активизировать глубокую переработку зерна в аминокислоты, корма, биопластики. Создавать элеваторные и мельничные комплексы в странах Африки и Юго-Восточной Азии для переработки зерна в муку, в том числе на случай чрезвычайных ситуаций как резервные склады ООН — получатся очень мощные инструменты продвижения российских интересов в этих регионах. В таких условиях можно будет переработать любой урожай и дать всем заработать.

Но Россия продолжает наращивать производство пшеницы 4-го класса, то есть низшей хлебопекарной классификации. И нас за это хвалит рыночный противник. И мы этим пытаемся гордиться. Очень похоже на ловушку, в которую нас кропотливо заманивают.

Текст: Игорь Абакумов (кандидат экономических наук, издатель портала «Крестьянские ведомости»)

Российская газета — Неделя №7426 (260)

 

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here