И даже воздух пахнет памятью…

0
200

Приближается 9 Мая. День Победы. Праздник со слезами на глазах. Смысл слов известной песни я поняла не сразу. В детстве думала: почему многие взрослые на Параде плачут?
И даже уже, учась в институте, когда навещала в больнице двоюродного дедушку. А ведь ему 8 мая 1945 года в Берлине оторвало взрывом руку, не понимала смысла его слов: «Мне бы дожить до пятидесятилетия нашей Победы!» К сожалению, не дожил… Я уже не помню, когда и у меня стали появляться слезы в этот великий день, а строчки из песен и стихов о войне вызывать щемящую боль в сердце. Теперь понимаю многих, кто не может смотреть настоящие, правдивые советские фильмы о войне. А ведь в первую очередь — это дети участников войны, которые знают цену Великой Победы.
Я не видела родных дедушек, они умерли рано. Иван Леонтьев и Семен Колмаков, прошедшие войну, плен, отпетые матерями, но вернувшиеся домой, израненные и телом, и душой.

 
Дед Иван, который в 19 лет попал в плен после Прохоровского сражения. «Сержант Леонтьев не растерялся, когда три вражеских танка пытались вклиниться в нашу оборону, проявил находчивость и инициативу, выдвинулся вперед для отражения вражеских танков, подполз к ним вплотную и открыл огонь из ружья ПТР, подбил один танк, а два — сразу же повернули обратно», — выдержка из Приказа о награждении его медалью «За Отвагу».
После этого боя земляки-сослуживцы написали родным, что видели, как он погиб. Дома его отпели и считали умершим. А он, раненый, попал в плен. «Было настолько страшно, что кровь стыла в жилах….», — это все, что он рассказывал детям о войне. И каждый раз, когда пел «В лесу прифронтовом», плакал. А еще дед всегда хотел найти украинскую женщину, Марию Кравченко, которая помогла ему после побега из плена…
Есть довоенная фотография деда Семена, с которой мы ходим в колонне «Бессмертного полка», там он в буденовке в казарме Брестской крепости, где проходил срочную службу. В плен попал в первый день войны. Так совпало, что ученица, которая собирала в школьный альбом информацию об участнике войны, Семене Колмакове, к двадцатилетнему юбилею Победы, стала потом женой его старшего сына и моей мамой.
«Семен Лагантьевич рассказывал, что только восьмая попытка побега оказалась успешной. А был он в лагере для военнопленных Бяла-Подляска, жили в самовырытых землянках, ели в буквальном смысле слова землю и траву», — говорит мама. Сколько бы я ни пыталась найти информацию в Интернете о боевом пути деда и его наградах, все было безуспешно. А 25 июня 2018 года, набрав в поисковой строке название лагеря, мы обомлели. Статья о немецком плене была проиллюстрирована фотографией, на которой был мой дед Семен. Скопированная фотография полетела в Усть-Каменогорск, Омск, Псковскую область, Новосибирск, Барнаул…
Сомнений не осталось. Через 77 лет мы нашли снимок, который теперь стал семейной реликвией. На земле, огороженной колючей проволокой, под открытым небом сидят пленные красноармейцы еще в целой форме, значит, это буквально первые дни плена.
Оба моих деда: Иван Нефедович Леонтьев и Семен Лагантьевич Колмаков после побега из плена примкнули к действующей армии и воевали дальше. А после войны работали, несмотря на то, что не было здоровья, а у деда Ивана после войны ампутировали ногу.
Как сделать так, чтобы их правнуки помнили, какой ценой досталась Победа? Это задача для нас, их внуков, среди которых есть и Иван Леонтьев, и Семен Колмаков.

Ольга КОЛМАКОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here